Главная » Медицина, Новости, Сознание человека, Физика информационных взаимодействий, Физика полей человека, Физические поля и человек » Ученый опередивший время на столетие. Интервью проф. Г.А. Сергеева журналу «Терминатор»

Ученый опередивший время на столетие. Интервью проф. Г.А. Сергеева журналу «Терминатор»

Ученый опередивший время на столетие. Интервью  проф.  Г.А. Сергеева  журналу "Терминатор"

«Терминатор», 1994 год, № 2-3 Геннадий Сергеев, доктор технических наук

Геннадий Александрович Сергеев относится к немногочисленной категории представителей официальной науки, которые в 60-70 годы рискнули выйти за очерченные ей рамки дозволенного и, практически в одиночку, на свой страх и риск начали исследования в области внечувственного восприятия человеком окружающей среды. Первым на этом пути был академик Владимир Бехтерев, но он успел лишь заложить основы этого направления. Эстафету принял его ученик, профессор ЛГУ Леонид Васильев, лишь в послевоенные годы сумевший «пробить» первую официальную лабораторию по исследованию внечувственного восприятия и психофизических феноменов. Но после смерти Васильева его лаборатория была закрыта. Можно, конечно закрыть лабораторию, уволить или перевести сотрудников на другие темы, но нельзя запретить творческую мысль. Эстафету исследований в начале 70-х годов принял Геннадий Сергеев.
О его исследованиях мы знаем немного – в основном, из многочисленной их критики в официальной печати, в чем особенно преуспел член-корреспондент АН СССР М. Волькенштейн. Как следствие, некоторые статьи Г. А. Сергеева, идущие в разрез с официально сложившимися представлениями, были опубликованы в достаточно далёком от науки журнале «Катера и яхты», поскольку в какой-то степени соответствовали его тематике (в частности, о приборе для обнаружения утопающих и о «памяти» воды).
Несмотря на перестройку, отношение к работам Г. А. Сергеева в официальных научных кругах мало изменилось, и работать ему приходится, в основном в Украине – в Киеве и Черкассах. Но в Петербурге осталась его домашняя лаборатория, куда на встречу с ним приехала в полном составе вся редколлегия журнала.
Рассказ о своих последних исследованиях Геннадий Александрович начал с темы, вызывающей его наибольшее безпокойство.

 
— С позиции тех исследований, которыми я занимаюсь, можно говорить о двойном отражении мира – о мире физическом и мире духовном. Обычно эти миры противопоставляют друг другу, но мне удалось выйти на подтверждение материальности духовности. Она заключается в том, что в спектре космических излучений, падающих на Землю, содержатся структуры, обладающие микрополимерными свойствами, и в них кодируется все то, что сопутствует нашей физической жизни. В свою очередь, по закону обратной связи эти микрополимерные структуры как-то влияют и на нашу жизнь.
Сейчас происходит разрушение этой микрополимерной структуры. Непредсказуемое техногенное воздействие на атмосферу является основной причиной её разрушения.


— Не могли бы Вы подробнее рассказать о сущности этого процесса?


— Что касается физики явления, то его идея была впервые выдвинута академиком В. В. Коршаком, председателем комиссии по полимерам. Он впервые предложил гипотезу полимерного развития космоса, т.е. утверждал, что в космическом пространстве имеются регулярные полимерные структуры. К сожалению, он уже ушёл из жизни.
Можно представить, что лежащие в основе материи кварковые и глюонные поля создают вихревые структуры, обладающие памятью. Через микрополимерную гипотезу мы выходим на материальность духовного начала – тонкого мира. Но главная опасность сейчас в том, что эта наша глобальная микрополимерная космическая память подвергается разрушающему воздействию всё увеличивающегося числа радио – и телевизионных станций и других источников радиоизлучений.
Это все источники непреднамеренного воздействия на атмосферу и её микрополимерный код. Но наиболее опасно преднамеренное воздействие с помощью специальных приборов, излучающих определённым образом модулированные сигналы.


— То есть, можно говорить о применении против жителей города психотронного оружия ? 


— В определённом смысле, да. Приборы показывают, что возник источник воздействия на этот микрополимерный код и чётко прослеживается его воздействие на всех нас.


— О каких приборах идёт речь? 


— Нами разработан специальный датчик на основе жидких кристаллов, реагирующий на это биоактивное излучение. Сигнал с датчика поступает на специальное электронно-вычислительное устройство, а затем на цифровой дисплей, выдающий значения некоторых обобщённых характеристик – химического, квантового и информационного параметров. О первых двух говорить пока не буду, поскольку с натяжкой они приближаются к норме. Но совершенно катастрофическое положение с информационным параметром, который и определяет нашу жизнедеятельность. Не вдаваясь в чисто технические подробности, по условной шкале значение этого параметра, обеспечивающего нормальную жизнедеятельность, должно лежать в пределах от 2 до 3. В нашем городе это значение находится существенно ниже предельно допустимого уровня и лежит в пределах 1,2 – 1,6. Это гораздо ниже, чем в других городах, например, в Москве, Киеве. Некое воздействие так велико, что я со всей определённостью могу сказать, что нас преднамеренно уничтожают.


— Кто-то воздействует? 


— Да, это воздействие.


— Речь идёт о каком-то техническом устройстве или каком-то преднамеренном действии некой группы людей?


— Мой прибор, к сожалению, не может выявить виновника. Можно сказать лишь о том, что это интерференция многих излучений, связанных с атомными установками.


От редакции : Предупреждение профессора Сергеева достаточно серьёзно. Представьте себе ситуацию, что вы измеряете нормальный пульс жителей Москвы, и он лежит в пределах 60-80 ударов в минуту. Затем то же самое вы делаете в Киеве, Ростове, Ташкенте и получаете примерно те же значения. А вот в Петербурге они вдруг падают до 30-40, что само по себе не нормально и плохо. Возникает естественный вопрос – почему, а, возможно, и по чьей вине вдруг возникла такая аномалия? Если кому-то рассуждения Г. А. Сергеева о некоем информационном показателе покажутся слишком абстрактными, то уточним, что с его понижением резко снижается и продолжительность человеческой жизни. Так что проблема стоит того, чтобы обратить на неё серьёзное внимание. Кстати, последний факт подтверждают и сами медики.


— Геннадий Александрович, расскажите, пожалуйста, немного об истоках Вашей деятельности.


— Она началась в 60-х годах в военном училище радиоэлектроники имени А. С. Попова, расположенном в Петродворце. Работая на кафедре физики, я заинтересовался проблемами энцефалографии, т.е. регистрацией электрических и магнитных сигналов, излучаемых человеческим мозгом. Эти исследования к профилю училища отношения не имели, но пять докторов наук занимались там исследованиями в этом направлении. Особенно хочется отметить работы Шишкина, Евграфова. Очень большой вклад в эти исследования был сделан доктором технических наук Борисом Федоровичем Копыловым, разработавшим полупроводниковые элементы, фиксировавшие полевые изменения у человека. Он довел чувствительность их до такого уровня, что на расстоянии писал кардиограмму. В 1964 году мы вместе с Копыловым зарегистрировали эффект «часы». Вы знаете, что в 12 часов дня по радио даются сигналы точного времени – шесть коротких сигналов с секундным интервалом между ними. Так вот, мы зафиксировали возникновение этих сигналов со смещением приблизительно на четыре секунды. Ровно в 12 часов множество людей проверяет свои часы, принимая на слух сигналы точного времени, а затем, спустя 4 секунды, эти сигналы как бы переизлучаются человеческим организмом в окружающее пространство и фиксируются нашим прибором.


— То есть эти четыре секунды – время переработки человеком внешней информации?


— Да, примерно так. Это подтвердилось и во время экспериментов с известным телепатом Николаевым. Если ему давали тест на возбуждение, то от него через 4 секунды регистрировался сигнал реакции. Хочу напомнить, что в 1964 году проводились с участием экстрасенсов Николаева и Каменского эксперименты по телепатической передаче информации между Москвой и Ленинградом.
Мы должны были разработать объективные методы контроля и регистрации реакции. С этой целью исследователи помещались в экранированные камеры, а их реакции записывались на энцефалограф, что исключало субъективность восприятия.
Если, например, Николаев передавал некий сигнал, внушал чувство страха, то их кардиограммы начинали синхронизироваться. Корреляция сигналов в этом случае достигла 90% и выше, а в одном эксперименте достигла 100%. То есть, некоторые экстрасенсы могут управлять частотой сердцебиений на расстоянии. В 1975 году в 1-м медицинском институте в Москве были проделаны эксперименты с муляжом сердца, представлявшим собой аналог объёмного конденсатора, который подключался к полиграфу.


От редакции: Тут необходимо небольшое уточнение. Полиграф – это научное название пресловутого «детектора лжи», над которым так часто издевались в официальной печати, но одновременно его производила отечественная промышленность, либо закупались аналогичные приборы японских фирм. По-видимому, в данном случае один из каналов полиграфа использовался как усилитель слабых биоэлектрических сигналов.


В этих экспериментах выяснилось, что в атмосфере присутствует некий генератор, который воздействует на эту искусственную кардиограмму. На неё воздействует так же и человек во время сильного стресса, вплоть до полного срыва.


— Вы хотите сказать, что в атмосфере существует источник сигнала, воздействующего на частоту наших сердцебиений?


— Да это так. И прискорбно, что до сих пор отсутствуют системы контроля воздействия на атмосферу, которые могут вызвать сенсорные изменения и подействовать на частоту сердцебиений. Особенно опасно все возрастающее электромагнитное «загрязнение» атмосферы с непрерывно возрастающим количеством радио- и телепередатчиков.


— До какого года Вы работали в училище?


— До 1972 года. Дослужился до капитана 1 ранга.


— Там и защитили докторскую диссертацию?


— Нет, там в связи с нашими исследованиями начальство начало оказывать на нас сильное давление. Поэтому в 1972 году пришлось демобилизоваться. В одной закрытой организации надо было решить серьёзную проблему – определить зону действия радиации от атомного полигона на Новой Земле. Существующие методы не позволяли это сделать, я применил свои. Всё сошлось, и мне дали докторскую степень по закрытой тематике.


— Известно, что Вы проводили эксперименты с Нинель Кулагиной. Расскажите немного об этом.


— Я начинал их ещё в 1972 году, будучи в училище. К нам приехал А. П. Дубров, который вместе с проф. В. Н. Пушкиным разрабатывал гипотезу о существовании биогравитации, он привез с собой гравиметр. 30 апреля 1972 года я наблюдал за взаимодействием Кулагиной на гравиметр и случайно, стараясь разглядеть всё поближе, сунул голову под ее «луч воздействия». На следующий день я ослеп – вследствие воздействия частиц высокой энергии произошло отслоение сетчатки. Стоило большого труда, что бы восстановить зрение. 


— Вы считаете, что воздействие Кулагиной осуществлялось с помощью частиц высокой энергии?


— Конечно, пришлось убедиться в этом на собственном опыте. К тому же в других экспериментах Кулагина засвечивала фотоплёнку, помещённую в светонепроницаемые пакеты, что возможно лишь с помощью жёсткого излучения или проникающих частиц. Но после этого случая я с Кулагиной активно не работал, а несколько позже демобилизовался. Теперь я пишу работу для объяснения воздействия Кулагиной, которое резко отличается от официально принятого. Я считаю, что в конечном итоге Кулагина воздействовала на параметры пространства. Здесь надо вспомнить то, что говорил ещё В. И. Вернадский. А он утверждал, что человек может оказывать влияние на структуру пространства. Когда академик Кобзарев и член-корреспондент АН СССР Гуляев, активно работавшие с Кулагиной в Институте радиотехники и электроники Академии наук, обратились за консультацией к академику Зельдовичу, крупному специалисту по физике, он сказал : «Она либо мошенница, либо в этих экспериментах изменяется метрика пространства».
Я тоже считаю, что Кулагина нарушала неизвестным нам способом сплошность пространства, создавая в нём своеобразные разрывы.


— Примерно в то же время Вы разработали прибор для обнаружения утопающих. Продолжаете ли вы работы в этом направлении?


— Да, и за это время удалось существенно повысить чувствительность прибора. Раньше позволял лишь фиксировать людей, испытывающих сильный стресс. Потом мы обнаружили, что в любом объекте, подвергнутом воздействию стрессового излучения, резко изменяются микромагнитные свойства на спиновом уровне. Эту аномалию спинового возбуждения можно фиксировать дистанционно с помощью датчика на жидких кристаллах.


— То есть можно зафиксировать аномалию на месте, где утонул человек?


— Аномалия возникает на том месте, где произошла трагедия, связанная с разрушением живого белка. На уровне микромагнитных аномалий это воздействие на характеристики воды может сохраняться, по крайней мере до 300 лет.


— Значит, сейчас можно обнаружить то место, где Стенька Разин утопил свою княжну?


— В принципе это возможно. К сожалению, соответствующая аппаратура существует лишь в единственном экземпляре и используется для экспертных целей. 14 января этого года я с её помощью измерял излучение жилетки А. С. Пушкина, в которой он был на дуэли, и на которой сохранились капли засохшей крови. Несмотря на то, что прошло уже белее ста пятидесяти лет, излучение её настолько сильное, что изменились параметры датчика-кристалла.
Этот эксперимент был необходим для идентификации параметров, обнаруженных на знаменитом кипарисе, с которым соприкасался Пушкин. Характеристики совпали. Дерево до сих пор хранит это излучение Пушкина. Но сейчас это излучение быстро падает. Необходимо принять самые срочные меры для сохранения этих полевых «отпечатков». Нельзя трогать это дерево, нельзя фотографировать и использовать телевидение – это приводит к разрушению следов.
С помощью разработанного мной прибора (Биоплазмограф) можно так же идентифицировать иконы, вещи, принадлежавшие известным людям – Пушкину, Лермонтову, Чехову. Нами проводились соответствующие эксперименты и в доме – музее Циолковского. Находящиеся там подлинные вещи хозяина до сих пор сохраняют его излучение. Можно сказать, что каждый объект имеет свою ауру и её нельзя нарушать.


— В одной из статей в журнале «Катера и яхты» Вы писали о «памяти» воды…


— Да, с водой у нас крайне неблагоприятно, поскольку она имеет информационную память, а мы эту память интенсивно разрушаем внешним воздействием. Вспомните, как работает магнитофон: слабые магнитные силы с помощью магнитной головки записываются на ферромагнитный носитель, и он надолго сохраняет эту информацию. Но поднесите к этой ленте постоянный магнит или магнит, питаемый переменным синусоидальным током, и запись сотрётся, информация исчезнет. То же самое происходит и с водой. 
Мы обнаружили, что для сохранения информационных свойств воды её надо пропускать через разработанный нами специальный полимерный фильтр , который снимает это воздействие. 


— Эти фильтры выпускаются?


— Они будут выпускаться в Украине в городе Черкассы, в той фирме, где я сейчас работаю. Это устройство называется «Cтруктуратор».
Хочу особо обратить внимание на установленный наукой факт – наше здоровье в первую очередь зависит от воды.
Мы будем проводить в Черкассах специальную конференцию по демонстрации наших разработок, в частности основанных на идеях биогравитации. В силу традиционного петербургского снобизма приходится внедрять эти разработки в Украине. В частности, там же в специальном медицинском центре мы будем использовать нашу установку Гидросоленоид для продления жизни, это будет основанный на наших новейших разработках Центр геронтологической реабилитации людей. Там можно будет проверить состояние сердца, печени, щитовидной железы на предмет удовлетворения определённым параметрам, затем пациент помещается в установку, экранированную от внешних воздействий, и находится в ней какое-то время. Эта установка стабилизирует ваши реакции. Затем снова проверяется ваше состояние. Тут же делается вероятностный прогноз, когда снова надо провести коррекцию состояния. Если исходить из циклов синтеза белка, мы можем давать гарантию от нескольких месяцев до 30 лет.


— У Вас в ваших исследованиях сейчас есть единомышленники?


— Я выполняю сейчас очень серьёзные исследования по крови. Помогает мне дочка, Леночка, которая работает в кардиологии. Она показала на экспериментах, что можно с помощью специальных полимеров предотвратить разрушение тромбоцитов крови, и тем самым предупредить предынфарктное состояние. По нашим представлениям, кровь помимо чисто физиологических функций является энергоносителем, который определяет состояние нашего организма. В роли этого энергоносителя выступают тромбоциты крови, которые формируются в некую коалицию – молекулярный агрегат. Он в любой момент может рассыпаться, высвобождая при этом энергию. При разрушении тромбоцитов могут образовываться тромбы. Но если снаружи на тело человека наложить специальный полимер, он стабилизирует состояние тромбоцитов крови. Наша фирма будет выпускать на основе этого полимера специальные стимуляторы индивидуального пользования (жидкокристалический стимулятор), которые в принципе могут стабилизировать состояние не только сердца, но и печени, щитовидной железы.


— И последний, может быть, неожиданный вопрос – сохраняется ли наше сознание в какой-либо энергетической форме после смерти?
— Здесь происходит очень странные вещи. Мы являемся активными возбудителями гравитаймерного поля (но дело даже не в терминах). Мы уходим из жизни, но реверберация возбуждения этого поля сохраняется и дальше, и при определённых условиях может снова возникнуть ваше отображение на физическом уровне. Этим, в частности, можно объяснить явление реинкарнации. Но, конечно, всё это надо исследовать. Можно придумать десятки гипотез, но от них мало пользы, пока исследования не выходят на приборный уровень…

Биологический SOS

Лет двадцать назад по телевидению был показан один из первых советских сериалов с несколько необычным главным героем – женщиной-океанологом. Назывался он «Дорогая, Ольга Сергеевна». И эту самую Ольгу Сергеевну, кажется, играла Татьяна Доронина. Но что уж совершенно точно, её напарником по фильму был Олег Ефремов, игравший некоего чудака – профессора; который сам (!) сделал себе автомобиль. Но вот один эпизод заставил насторожиться – профессор, оказывается, безуспешно пытался внедрить изобретённый им прибор для спасения утопающих. 
Сразу стало ясно – прототипом профессора стал доктор технических наук Геннадий Александрович Сергеев, как раз в это же самое время и столь же безуспешно пытался внедрить изобретённый им прибор для спасения утопающих, аналога которому не было, и до сих пор нет во всём мире.
Но прежде придётся дать некоторые пояснения, поскольку единственная публикация об этом приборе, если не считать «Бюллетеня изобретений», появилась лишь в журнале «Катера и яхты» (№ 5, 1974 г.), да и та была написана эзоповым языком, что бы не слишком придиралась цензура.
Как мы уже рассказывали в одном из предыдущих выпусков журнала, в момент гибели любого живого организма, будь то животное или растение возникает мощный всплеск так называемого некробиотического излучения. Принято считать, что впервые ещё в тридцатых годах нашего века его обнаружил русский эмигрант Лепешкин, работавший в Барселоне, он же дал ему это название. Но ряд специалистов-биологов отдают пальму первенства русскому биологу А. Гурвичу, ещё в начале века обнаружившему так называемое «митогенетическое излучение», возникающее при делении клеток и стимулирующее этот процесс. Это были, своего рода «лучи жизни», но им же было обнаружено и «деградирующее излучение», сопровождающее распад клеток. Естественно, весь интерес биолога и его последователей был направлен на изучение первых, а обнаружение им в том же ультрафиолетовом диапазоне «лучей смерти» осталось почти незамеченным. 
Проблема некробиотическго излучения не решена до сих пор, поскольку кроме легко обнаруживаемого ультрафиолета в его спектре есть загадочная компонента, проникающая через любые экраны и действующая в пределах, по крайней мере, Земли на любых расстояниях. Именно о ней идёт речь в книге К. Фламмариона «Неведомое», о которой коротко было рассказано в «Терминаторе» № 4 за 1993 год.
По мнению физика В. Докучаева, речь идёт об особом виде электромагнитных волн, имеющих продольную компоненту, благодаря чему они свободно проникают через любые экраны.
Дальнейшие исследования показали, что в ряде случаев может наблюдаться и так называемое «стрессовое излучение», во многом по природе схожее с некробиотическим, но энергетически гораздо более слабое и не связанное непосредственно с гибелью живого организма (хотя в большинстве случаев и предшествующее некробиотическому). Небольшой пример для пояснения – у человека, случайно убитого шальной пулей, будет обнаружен лишь всплеск некробиотического излучения, а если ему грозит расстрел или он успевает увидеть направленное на него оружие врага, последует всплеск излучения стрессового, хотя оружие вовсе не обязательно должно выстрелить.
Хотя прибор Г. А. Сергеева был сконструирован, защищён двумя авторскими свидетельствами на изобретения (а.с. № 180734 и а.с. № 369853) и был, по утверждению автора успешно испытан на Чёрном и Каспийском морях, а так же в пресной воде в районе Краснодара, вместо реальной помощи в таком нужном деле реакция научных кругов оказалась резко негативной. Уж лучше бы Геннадий Александрович просто изобрёл «чёрный ящик» и не пытался давать никаких научных объяснений — может быть, тогда прибор не привлёк бы внимания таких научных «авторитетов» как член-корр. АН СССР М. Волькенштейн, подвергнувший на страницах журнала «Наука и жизнь» идею прибора уничтожающей критике и, тем самым, похоронив его на корню. Как следствие, такого важного и нужного устройства, которое за эти годы могло спасти десятки тысяч жизней, нет до сих пор. Такова цена «авторитета».
Свойства новых полимерных материалов, — пишет Сергеев, — таких, как жидкие кристаллы, дали возможность создавать миниатюрные приемные элементы гидролокационных установок. Наш прибор и представляет собой такую установку, способную воспринимать энергию излучения…непосредственно от биологического объекта.
Естественно, возникает вопрос: каким образом формируется энергетический импульс, обеспечивающий эффект «биопеленгации»? Для ответа обратимся к простому физическому примеру, объясняющему принцип энергетического разрыва. Представим натянутую струну, в средней части которой завязан узел. В точке сгиба произошла деформация, прочность струны оказалась нарушенной. Под воздействием нарастающей внешней нагрузки струна растягивается и в какой-то момент времени происходит её разрыв в узловой точке. Резкое изменение упругого напряжения нити и приходит к появлению энергетического импульса.
Любой биообъект, находящийся в поле упругого напряжения окружающего пространства, так же служит источником энергетических импульсов, гораздо более мощных, при резком изменении упругих напряжений мозгового вещества, кровяного давления, напряжения сердечной мышцы, т.е. при любой стрессовой реакции. В момент такой стрессовой реакции энергия, формируемая в результате перестройки химической структуры клеток крови и мозгового вещества, возрастает с 10000 раз по сравнению со спокойным состоянием человека.
Исследования, проведённые в последние годы, подтвердили тот факт, что человеческий организм связан с окружающей средой не только посредством объёмного теплового потока, но и силами упругого взаимодействия.
Вокруг человеческого организма существует слой воздуха, упругие характеристики которого заметно отличаются от аналогичных характеристик окружающего пространства. Изменения, выполненные с помощью различных датчиков, позволили установить, что между упругими характеристиками этого слоя и электрическими и магнитными явлениями существует взаимосвязь, определяемая свойствами пьезоэффекта и магнитострикции. Другими словами, человеческое тело формирует в окружающем пространстве слой воздуха, обладающий пьезоэффектом; учёные условно назвали его пьезотекстурным слоем газовой среды. (Не правда ли, трудно представить, что наше тело окружено прозрачной оболочкой, обладающей свойствами кристалла?)
Это свойство и предлагается использовать. Ведь пьезотекстурный слой непрерывно преобразует все объёмные упругие эффекты человеческого тела в инфранизкочастотные электромагнитные импульсы. Остаётся на базе сверхчувствительных жидкокристаллических датчиков сконструировать приёмное устройство, позволяющее на расстоянии регистрировать эти биосигналы. При создании датчика был использован жидкий кристалл, наиболее близкий по своим физико-химическим свойствам к жидкокристаллическому веществу мозга.
До сих пор речь шла о пьезотекстурном слое воздуха. То, что мы имеем дело именно с объёмным кристаллическими реакциями человеческого тела, как раз и подтверждается результатами опытов, проведённых в воде. Как известно, вода обладает более высокими упругими свойствами, чем воздух. Благодаря большей степени упругого напряжения воды акустические волны, вызванные пьезоэффектом биологической природы, распространяются в ней на большее расстояние, чем в воздухе. Исследования, связанные с регистрацией стрессовых реакций человека, показали, что объёмные пьезоэффекты на суше можно было наблюдать на расстоянии 4-5 метров, а в воде – на расстоянии в 20-25 метров. Прибор представляет собой малогабаритный, выполненный в герметизированной оболочке жидкокристаллический датчик, который преобразует энергию электрического поля в напряжение, поступающее на специальные фильтры и электронные схемы усилителей и индикаторов. Разработана специальная вычислительная приставка, позволяющая определять уровень нервно-эмоционального напряжения человека по характеру изменяющихся спектров.
Обработка экспериментальных результатов с помощью ЭВМ совершенно достоверно показала, что спектры биосигналов спокойно плывущего человека и человека, испытывающего удушье, существенно отличаются. Дело в том, что при уменьшении содержания кислорода и увеличении концентрации СО2 кровь человека, попавшего в стрессовую ситуацию, резко теряет свои магнитные свойства, и в результате изменяется спектр излучаемого сигнала.
Следовательно, прибор можно настраивать на приём излучения того или иного вида с учётом дальности передачи биосигналов. К такому результату мы пришли благодаря экспериментальным исследованиям, выполненным сектором электроники Центральной лаборатории новых видов спасательной техники ЦС ОСВОДа РСФСР. На базе применения теории пространственно неоднородных эффектов электропроводного поля воды найдены пути увеличения дальности действия прибора, позволяющего определять изменения электропроводных характеристик под воздействием стрессовой реакции.
Было разработано тех. задание на изготовление специальной аппаратуры для регистрации биосигналов людей, терпящих бедствие в воде, с передачей информации от установленного в воде прибора на спасательную станцию по радиолокатору.
Первые приборы Г. А. Сергеева позволяли зарегистрировать стрессовое излучение на расстоянии около 30 метров. Но напомним читателю, что оно может быть зарегистрировано на практически любых расстояниях . В связи с этим стоит ещё раз процитировать известного парапсихолога проф. Л. Л. Васильева («Терминатор» № 4, 1993) :
«Мне было тогда 12 лет…я приехал на дачу, находившуюся недалеко от Пскова». (Мать его в это время тяжело болела и находилась на излечении в Карлсбаде. – Прим. ред.)
Однажды дети забрались на развесистую иву, склонившуюся над рекой. Неожиданно Леонид сорвался с дерева и стал тонуть. Плавать он не умел, но, к счастью, ему удалось ухватиться за попавшуюся под руку ветку и выбраться на берег. Скрыть смертельно опасное происшествие от тёток не удалось, но те обещали ничего не писать родителям.
«Каково же было удивление и смущение — и наше, и тёток, — пишет Леонид Леонидович, — когда в первый же день приезда мать со всеми подробностями рассказала всю нашу историю, указала на злополучную иву, упомянула о фуражке, уплывшей к запруде, и т.д. Все это она увидела во сне в Карлсбаде ».

За прошедшие годы Г. А. Сергееву удалось существенно повысить чувствительность своего прибора, и это позволило обнаружить ещё более парадоксальные вещи – не только стрессовое излучение, но и длительно сохраняющиеся пространственные «отпечатки» некробитического излучения утонувших людей с локализацией места их гибели.

****

Примечательно, что «хазары» снова мешали русскому учёному печататься в научных журналах и внедрять свои разработки, вплоть до того, что пришлось уезжать из Санкт-Петербурга в Украину для внедрения своих разработок в производство.


Написать комментарий